Ты хорошая мама. Лучшая для своего малыша

Ты хорошая мама. Лучшая для своего малыша

После рождения сына в роддоме мне дали таблетку для остановки лактации – это отдельная долгая история. Я об этом не знала, поэтому без конца прикладывала сына к груди, там было пусто, я плакала, врачи требовали дать сыну смесь. Кричали, что я гублю ребенка, что у меня нет молока и не будет – и много чего еще.Тогда меня спасла неизвестная консультантка по грудному вскармливанию из интернета.

Я позвонила совершенно незнакомой женщине и она разговаривала со мной полтора часа – абсолютно бесплатно. Она не давала каких-то советов, которые обычно дают для «увеличения молока», она не советовала ничего выпить, съесть, намазать или приложить. Она говорила о том, что я – лучшая мама для своего сына. Что если мое тело смогло создать и родить ребенка, то оно точно способно его выкормить. Что молоко – гормонозависимая субстанция. А гормоны зависят от нашего самоощущения. И поэтому главное, что окружающие могут сделать для новенькой мамы – это обеспечить ей комфорт, много любви и заботы.

Я слушала ее – голос убаюкивал, успокаивал, укачивал на волнах, я погрузилась почти в транс, почти поверила, что я – та самая хорошая, подходящая мама для моего сына (все три дня в роддоме врачи убеждали меня в обратном: не так рожаешь, не так кормишь, убери ребенка с кровати, ты задавишь его до смерти, нормальные матери отдают детей на ночь в детскую комнату, чтобы обеспечить им профессиональный надзор и уход! И так далее, так далее). А тут я расслабилась – и внезапно обнаружила, что вся моя роддомовская ночнушка намокла. Пропиталась молоком, которое свободно лилось из меня на протяжении всего этого разговора! Еще два часа назад у меня была абсолютно пустая сухая грудь! Там не было ни капельки! Ни молозива, ни молока – вообще ничего!

С восторгом я побежала на пост к сестрам, чтобы продемонстрировать случившееся чудо: «Не надо смеси! — кричала я, — Смотрите, у меня есть молоко!!!» «Какое еще молоко у тебя есть? — сказала старшая медсестра и больно сжала мне грудь (да, тринадцать лет назад медсестры в роддомах могли тебя схватить за грудь абсолютно без спроса!) – Абсолютно пустая грудь, — резюмировала она, сжав еще сильнее, – не выдумывай!» И это было правда: под ее сильными пальцами из меня не вышло ни капли молока. Но я уже знала, что делать.

Вернуться к ребенку. Успокоиться. Поверить в то, что ты – лучшая мама, которая могла бы у него быть. И вуаля. Я ушла из того роддома под расписку: врачи не хотели нас отпускать, потому что я отказывалась от смеси, а молоко для сына появлялось только тогда, когда мы оставались наедине. При требованиях продемонстрировать доктору наше кормление и доказать свою состоятельность как матери, – оно тут же пропадало.

Потом я проделывала такое же волшебство еще десятки раз – уже для подруг и просто знакомых. Банально успокаивала, заговаривала, убаюкивала недавно родивших женщин. Это работало очень явно и очевидно с молоком, которое начинало течь, как только женщина расслаблялось. И не так явно – в тех случаях, когда я убеждала, что способ рождения – не делает никого худшей матерью. Не важно, рожала ли ты полностью естественно, с обезболиванием или путем кесарева сечения – ты делала это для своего ребенка.

Не важно, если по каким-то причинам не получается следовать изначальному плану и делать все идеально – ты делаешь лучшее для своего ребенка в этом неидеальном мире. Даже, если ты сидишь в ванной с включенной водой и рыдаешь, чтобы не слышать криков младенца, – ты это делаешь для него. Чтобы в совсем-совсем неидеальных условиях – сделать ему хоть немножко адекватную маму. Потому что немножко адекватная мама – намного лучше мамы, которая от усталости и бессилия трясет ребенка или выходит вместе с ним из окна.

Ты хорошая мама. Лучшая для своего малыша.

Алина Фаркаш