Мои дедушки

Мои дедушки

Что мы вспоминаем при слове «детство»? Ласковые бабушкины руки, запах пирожков, ну и все тому сопутствующее. А я нет! Я вспоминаю…дедушек! Да, не бабушек, а дедушек.

Так получилось, что когда мне было 5 лет, мама с папой развелись, папа пошел строить «новую жизнь», а я вот ни капли не чувствовала отсутствие папы.

Мамин отец, Виктор Егорович, был невероятно чадолюбивым! Ему б большую семью, но родилась одна только мама. И он оттягивался на нас, своих внучках. Баловал невозможно, но как-то, «по уму».

В молодости он был мясником, еще и поваром, поэтому блинчики, отбивные, всякая всячина мясная была всегда, как само собой разумеющееся. Но если бабуля запихивала в меня завтрак-обед-ужин по расписанию (она, к слову, тоже была поваром в детском учреждении), то дед действовал от противного.

«Аленка, что, есть не хошь? А ну, вылезай из-за стола и на улицу, я тоже иду!» Но ни печенюшек, ни бутербродов не позволялось, деда хитро прятал все возможные источники питания, а на ужин я съедала и первое, и второе. От деда я научилась играть в домино. Сидела тихонько с ним рядом, в компании дедулек-доминошников, и с благоговением выдыхала, заслышав «Рыбааа!»

От него я научилась видеть несправедливость и не молчать, а вступаться за слабых. От него я узнала, как мужчина должен относиться к женщине, потому как дед бабушку обожал, ни разу на нее не накричал (хотя характер у бабульки моей ух какой несахарный!), мелкие домашние дела старался сделать, просто чтобы ей было полегче. Он меня почти никогда не ругал, а начинал иносказательно, как басню сплетал. В середине я уже начинала ворочать мозгами, под конец сама говорила, в чем я не права и что я сделаю, чтоб исправиться. Даже когда я принесла три «лебедя» за один день, женская часть семьи заламывала руки и умывалась слезами со стенаниями: «Что же из нее вырастет?! Что делать-то?! У нас дурочек отродясь не было!», а дедушка усадил меня рядом и спросил:

— Аленушка, ты вот учиться хочешь?

— Деда, не хочу я и не буду! Я гулять, на улицу хочу!

— Гулять — это для молодого организма хорошо! Тем более, есть такая профессия, дворник, там весь день на свежем воздухе, и чистота во дворе, и физическое развитие.

Я задумалась. Почему это деда сказал про дворника? Спросила.

— Ну как же? Понимаешь ли, для того чтоб работать дворником, учиться вообще не надо. Ну конечно, тебя все твои подружки будут видеть, но ведь работа дворника тоже нужная. Правда, зарабатывают немного, но ничего страшного! Как-нибудь хватит. Платья же не нужны станут, куда их, с метлой то…

После этого разговора я не принесла ни одной двойки за всю учебу, школу закончила без единой тройки. А у деда блестели глаза и замирало дыхание от гордости, когда он рассказывал своим доминошникам, что его внучка студентка и его отрада.

Папин отец, Сергей Васильевич, был военным. С выправкой. С мнением «нам в семье девки ни к чему!» А тут родилась я. И мама моя, и папа боялись меня даже развернуть из пеленок, потому что для неопытных родителей ребенок — конструктор «Лего» из 1 000 деталей, квадрат Малевича в темной комнате. А дед Сергей меня взял на руки и понес в ванну купать. И искупал, и спать уложил. И после этого ревностно охранял меня от родителей каждый вечер.

Каждое лето брал отпуск на месяц («у меня внучка! МНЕ надо!!!») и вез внучку на дачу. Где был ад любой бабушки. Я трескала черную смородину с куста, ходила босиком, дед купал меня в ванночке прямо на улице, а я хрустела морковкой, помытой просто водой из шланга. И сидела в песочнице на попе. При всей болезненности и вечной «чих, кхе-кхе» в дачный период я ни разу не болела. Ну, за исключением аллергии после честно стянутой у соседа клубники (дед с ним поменялся, его сын ел клубнику у нас, а я — у них). Он меня брал в пешие походы на 5 км, однажды, с попутно встреченным медведем (вот тогда я узнала, что мой деда Серега очень быстро бегает с внучкой подмышкой и двумя корзинками за спиной). Я участвовала во всех посиделках, ремонтах, узнала про стамеску, рубанок, верстак, отвертки и лично залихватски держала в зубах гвозди, когда дед что-нибудь прибивал. А дед рассказывал всем своих росдтвенникам: «А вот моя Алена…»

Мне достались мировые деды. Мудрые, чудесные, их любви хватило с головой, чтобы я не чувствовала отсутствия папы. От них я усвоила: «Никогда не склоняй голову! Не кланяйся, слышишь, ни перед кем!». Это помогло не сломать меня ни одному мужчине. Они мне вбили в голову: «Если человек оторвался от тебя, повернись и иди», «если видишь, что человек дурак, не объясняй — повернись и иди», «уважай старость! Ты не знаешь, кто как жил жизнь!», «не помогай советом, помоги делом! Есть рубль — дай, можешь вещь отдать — отдай. Просить сложнее, уважай и это».

Они мне дали столько света, надежности и уверенности в себе, настолько я была обласкана этим теплым мужским потоком доброй энергии, что я всю их жизнь старалась «держать марку», не из самости, а чтобы они не расстраивались и имели повод мной гордиться. Когда я закурила уже работая, знаете, что сказал расшумевшейся бабушке дед Витя?

— Раинька, пусть это будет самый большой ее недостаток! Хорошо, что не пьет и не «наркотит» как ее сверстники. И дома всегда ночует.

И жаль, что моим детям не досталось таких прадедушек. Но у них есть прабабушки. Обоих дедов нет уже почти 10 лет, а я все равно «держу марку». И еще искренне хочу, чтоб они простили меня за то, что огорчала все равно. А их свет и доброту я отдаю своим детям. Делюсь частью «дедушкинской» Вселенной под названием «мудрая любовь»

Автор: Елена Рацыгина