Как выжить, оставаясь один на один с новорожденным?

Как выжить, оставаясь один на один с новорожденным?

О превратностях общения с младенцем, нюансах его взросления и переменах в образе жизни новоиспеченных родителей расскажет Анна Котелева. Итак, начнем…

Еще два месяца назад я, подпирая стол животом, самозабвенно проглаживала пеленки с двух сторон, старательно складывала ползунки и бодики так, чтобы не было ни одной лишней складочки, и думала, что это неспешное занятие будет приносить мне душевное отдохновение и после возвращения из роддома. Ага! Знала бы я тогда, как все повернется с появлением на свет мелкого, теплого и постоянно орущего комочка…

 Если не приглушить инстинкт домохозяйки, дойдет до скандалов

За 7 дней, проведенных в палате наедине с человеком весом в 3,5 килограмма и ростом 53 сантиметра, казалось, прошла школу мамства от и до. А как же иначе, если спустя 5 часов после того, как меня прикатили в палату из родзала, медсестра вручила мне завернутый в пеленку комок и… улетучилась, дав пару советов, которые я, конечно, не запомнила. Комок тут же проявил характер и громогласно потребовал завтрак. И понеслась! Переодеть, покормить, убаюкать, еще раз убаюкать, положить в кроватку. Пока сын сопит в две дырочки, навернуть тарелку манки (борща, картофельного пюре, гречки – тут варианты каждый раз менялись). Конечно, еда уже успела основательно остыть, ведь, когда нянечка принесла тарелку в палату, мой парень как раз надежно присосался к груди.

«Ничего, терпимо! Видно, хорошенько привирали друзья и коллеги, пугая меня гадостями материнства», – думала я, вспоминая в минуты затишья их рассказы о бессонных ночах под рев маленького человечка, мучимого коликами, о кипячении бутылочек и готовке молочной смеси под те же вопли только с голодным подтекстом, об усталости до степени невменяемости. Но вот мы приехали домой.

Нет, поначалу жизнь казалась такой же, как и в роддоме. До первой стирки, глажки, уборки и готовки. Как оказалось, эти привычные любой даме действия – та еще головная боль. Поначалу я пыталась справляться с домашними делами, пока ребенок спит. В итоге к концу второй недели поняла: если я не буду спать, когда сын сопит под одеяльцем, и не перестану питаться всухомятку (полноценно готовить под душераздирающий крик все равно не получается), третья неделя для меня может и не начаться. Нервы начали сдавать так, что вечером очень хотелось забраться на ручки к мужу и так же самозабвенно орать, как делает это наш сын. К тому же за день накапливалась нешуточная обида, мол, я тут юлой верчусь, из последних сил ребенка воспитываю, а он, нахал, еще смеет говорить, что на работе устал! Обида перерастала в ворчание, обоюдное раздражение и… переросло бы еще во что-нибудь покруче, если бы я, наконец, не включила мозги.

 Чем проще жить, тем больше времени

Если на ситуацию посмотреть другим, свободным от действия мамских инстинктов взглядом, то ежедневные обязанности можно разбить на первостепенные действия и «ай, можно обойтись». Например, мое маленькое счастье после кормления часов в 5–7 утра может спать еще часа 3–4, а значит, я спросонья тоже могу сказать уходящему на работу мужу супружеское «пока!» и, поглубже завернувшись в одеяло, досмотреть сны. Поверьте, даже самая чистая квартира и самые ароматные блюда по сложнейшим рецептам не стоят того, чтобы пропустить полноценный утренний отдых, тем более если знаете, что вечером у ребенка начнутся колики, о коих чуть ниже. Озадачивать стиральную машину, мыть полы и протирать пыль на полках и подоконниках можно и под периодическое младенческое попискивание. Инстинкт бежать к кроватке при первом же кряхтении проходит, если научиться ориентироваться, когда ребенок покрикивает, скажем так, со скуки и когда у него для плача есть реальный повод (голодно, холодно или жарко, мокрый подгузник и т.д.) Бороться с первым мне очень помогла детская каруселька на батарейках. Вот и сейчас я излагаю свои мысли за компьютером и раз в 10 минут бегаю к кроватке включать это чудо техники, чтобы проснувшемуся сыну было чем заняться, пока работаю. Стоит каруселька более 500 тыс. рублей, поэтому лучше всего не спешить в магазин, а обзвонить друзей и знакомых. Вдруг уже кому-то не нужна! В моем случае так и было. Если найти не получилось, можно просто положить свое сокровище на родительскую кровать. Моему человечку, например, нравится рассматривать узор на обоях, причем именно над изголовьем, ровно на полметра выше папиной подушки.

Здорово экономит силы и время отказ от тщательного разутюживания пеленок и детской одежды. Поверьте, ничего, кроме красоты, да еще и временной, эти старания не приносят. Если отключить стереотипы и включить логику, то становится понятно: на очищенную утюгом от микробов ткань спустя пару минут снова осядут все те же микробы, так же быстро помнется и кофточка со штанишками. Так что теперь я берусь за утюг только перед выходом в свет. Например, в поликлинику. Но! Если красотой можно со спокойной душой пренебречь, то чистота вещей – дело обязательное.

С реальными поводами для детского плача бороться не надо. А чтобы скандал не продолжался уже после кормления или смены подгузника, стараюсь побеседовать с малышом. Вычитала, что психологи советуют повторять за младенцем его первые «агу», «ага», «ба» и прочие звуки, чтобы тот учился их правильно выговаривать. Не спорю, действует. Сын в восторге. Главное не переборщить с одинаковыми слогами. У меня дома живут две собаки, которые, конечно же, любят подать голос кстати и некстати. Так, с недавних пор в словарном запасе моего почти двухмесячного сына проскакивает «гав!» Надеюсь, это мне только кажется.

 Колики: бороться нельзя терпеть

Едва только устаканилась наша жизнь на троих, как появилась беда, от которой, как убеждали меня в роддоме на курсах молодых родителей, спасения нет. С трех недель жизни нашу детку начали мучить по вечерам колики. «По три часа в день непрерывного крика. Это не болезнь, а настройка пищеварительной системы. Готовьтесь. Это надо пережить», – вспоминала я слова акушерки, проводившей занятия, когда впервые мой сын весь вечер с небольшими перерывами бился в истерике. Укачивали детку вдвоем с мужем, попеременно. После 12 ночи я готова была разреветься пуще самого ребенка. Муж, в свою очередь, стиснув зубы, прыгал на фитболе с дитятей на руках. Было заметно – еще полчаса, и не выдержит даже его терпелка. Ор закончился к началу второго ночи. Я даже не услышала, как прозвенел будильник и невыспавшийся папа поплелся на работу. На следующий день на полке появился запас «Эспумизана», а вечер начинался с запевки «Раз, два, три, четыре! Три, четыре, раз, два! Кто шагает дружно в ногу…» Нет, пионерский отряд к нам в гости не заявлялся. Это я помогала моему малышу делать гимнастику, чтобы облегчить работу молодой пищеварительной системе: сгибали и разгибали коленки, подтягивая их к животику, укладывались на животик, гладили пузико по часовой стрелке и трижды доползали до подушки (да, да! новорожденные тоже ползают, это инстинкт!). И так попеременно до победы. Еще грелку прикладывали. В итоге семья укладывалась спать уже к полуночи. Улучшить результат, увы, не получилось. С полутора месяцев колики пошли на спад. Надеюсь, перетерпели.

 Папа может!

Теперь – готовка. Нарезать салатик, сварить картошечки и достать из холодильника немного НЗ типа колбаски – легко! Но только если ребенок спит. Если нет, приходится изгаляться. Во-первых, шинковать огурчики и помидорчики как можно быстрее, во-вторых, говорить, говорить и еще раз говорить! Чтобы малыш знал, что мама хоть и не в поле зрения, но рядом. Такая тактика помогает выиграть несколько минут, но далеко не всегда. Более опытные мамы советуют притащить на кухню детский шезлонг, чтобы малыш развлекался, лицезрея, как мама порхает между плитой и разделочной доской. Или, на худой конец, примотать дитя к себе слингом. Но так я еще не пробовала, поэтому за чужие советы ответственность брать не берусь. Зато точно знаю: ребенок себя очень комфортно чувствует, сидя на руках у мамы и наблюдая, как папа управляется со сковородками и кастрюлями. И не надо идти на поводу у стереотипов! Не такие уж и безрукие наши папы в делах кулинарных. Даже в самом безнадежном случае свободными папиными руками можно и поруководить, заодно укачивая накормленного и пригретого на груди малыша.

Папа у нас вечером незаменим. И не только на кухне. Надо же кому-то поручить воспитание ребенка, пока я устраиваю себе перезагрузку нервной системы после напряженного дня. Каким образом? Мою посуду. И чем ее больше и чем она жирнее да грязнее, тем лучше с помощью губки и металлической мочалки сбрасывать нервное напряжение. Проверьте при случае.

На этом пока позвольте остановиться. Сын зовет. Пока мама работала – проголодался!