134244264_4603781_i

О пользе границ и свободном воспитании

Наблюдая за работой московского детского клуба изнутри, в роли родителя, я отметила потрясающее различие в подходе к детям, что в очередной раз натолкнуло меня на тему психологических границ.

Дети, орущие и распевающие во весь голос во время ожидания между занятиями, воспринимались молодым персоналом клуба как само собой разумеющееся. Присутствующие тут же родители и няни более зрелого возраста какое-то время молча терпели эту какофонию. Спустя минут десять одна из родительниц сделала вполне корректное замечание о неуместности подобного поведения, мешающего проводить занятия в соседних классах. Молодой коллектив клуба возмутился: «Это же детский клуб!» — и с милой улыбкой принял зачинщика к себе на колени. Какофония не прекратилась. Точно так же не было никаких замечаний родителям, стоящим в проеме входной двери, откуда задувало ледяным ветром, и долго беседующим и играющим со своим ребенком, как будто вокруг никого нет, в то время как в помещении находились дети в спортивных купальниках, в том числе разгоряченные от физической нагрузки. Выбирая между возможностью для моего ребенка подхватить воспаление легких и проявлением себя в роли воспитателя для родителей я выбрала второе.

granica_rebenok-768x837Эпизод из жизни детского клуба — прекрасная иллюстрация к заявленной теме. Сейчас среди молодых родителей очень популярна идея свободного детского развития. Начиная с младенчества родители пропагандируют тотальный вред пеленания, оставляя новорожденных самих справляться с ужасом от вида и хаотических движений ручек и ножек, еще не осознаваемых как свои… Путешествуют с детьми на вершины гор как туристы, встречая на пути, в кабинах подъемников горластых сноубордистов в полной амуниции (балаклавыс рогами и зубами, гремучие ботинки, очки и маски инопланетного вида), доводящих тоддлеров до неконтролируемой истерики от вида и воплей «ужасных монстров»…Запрещают запреты: ребенку позволено абсолютно все и практически везде, кроме того, что опасно для его жизни.

Свобода в данном контексте — это свобода от рамок и границ, чему больше подходит понятие «вседозволенность». Воспитание в этом русле превращает жизнь ребенка в хаос —ничем не регулируемое течение. Постулат детских психологов: «Просто живите рядом с ребенком, тем самым воспитывая его своим примером», — воспринимается буквально: родители, и правда, просто живут, занимаясь взрослыми делами, совершенно забывая о том, что режим жизни маленького ребенка кардинально отличается от их собственного; вплетают ребенка в канву своей жизни, заставляя неокрепшую психику переживать то, что она пережить еще не в состоянии. Я называю это «впихнуть невпихуемое»: младенцы часами висят в слингах и «кенгурятниках», спят, сидя в немыслимых позах, переносят многочасовые поездки в машинах, гул аэропортов, перепады давления в полете, пешие перегоны на взрослых экскурсиях, холод и жару; проводят часы в детских комнатах, пока мама занимается в тренажерном зале, в то время как ребенку хочется поспать; перебиваются печеньем и водой в ожидании, когда мама созреет для того, чтобы приготовить еду, полезную для детского организма.

Родители живут так, как им удобно. «Просто жить рядом с ребенком» означает принимать его таким, какой он есть: не подгонять под возрастные нормативы, не обгонять их, не требовать невозможного, не реализовывать через него свои собственные амбиции. Сюда прекрасно вписываются и режим дня, и своевременные прогулки, еда, сон и купания, общение. Жить рядом с ребенком, как будто ты холост и бездетен, не получится.

Режим дня, подходящий активному взрослому, вовсе не годится для младенца и тоддлера. Он вгоняет детей в состояние ужаса от бесконечной неопределенности окружающего мира, попадающего в зависимость от желаний и ритма родителя. Депривация сна, отдыха, приемов пищи — это постоянный стресс для детского организма. Малыш не живет и не наслаждается комфортом и спокойствием, он учится выживать в этих условиях. Засыпает не потому, что сыт и его убаюкала колыбельная, а потому что невозможно больше переносить ритм взрослого, и сон в данном случае — это выключение, защитный механизм, последний шанс избежать навалившихся на малыша проявлений огромного мира в виде цвета, света, звуков, запахов, тактильных ощущений сверх того, что ребенок в состоянии выдержать.

«Достаточно хорошая мать» — термин, введенный английским психиатром Винникоттом, обозначающий родителя, способного наряду с удовлетворением витальных потребностей знакомить ребенка с миром по чуть-чуть, частями, чтобы он «не обрушивался вдруг и сразу на ребенка».

49kafk3tИдея свободы в воспитании ограничивается свободой ребенка в выборе занятий. Предоставить ребенку выбор для занятий тем, что ему по душе, не навязывая своего мнения и нереализованных амбиций, — максимум того, что несет в себе свободное воспитание. Даже выбор времени занятий — это прерогатива взрослого, верно оценивающего состояние и готовность (или неготовность) своего ребенка к получению нового опыта; умеющего вплести занятия в режим дня так, чтобы не оставить без надлежащего удовлетворения витальные потребности, стоящие на первом месте в течение первых трех лет жизни ребенка; умеющего терпеливо ждать полного приспособления ребенка к одному опыту, чтобы затем добавить новый.

Дети живут в ожидании, когда повзрослеют их родители. Широкая трактовка идей свободного воспитания привела к тому, что дети воспитываются в «свободном полете». Инфантильные родители, мечтающие одновременно иметь детей и не испытывать при этом никаких неудобств, воспринимают слово «свобода» с детской позиции — как отсутствие ограничений, в первую очередь, для самих родителей. Разумным и полезным выходом в таких ситуациях будет наемная няня, способная структурировать время и пространство ребенка, освободив от этой работы родителей.

Устойчивый режим дня для ребенка до трех лет — необходимость, продиктованная особенностями физического и психического развития малыша. Режим дня — это всегда ограничение, множество ограничений, которые должен выдерживать… родитель. Это терпение и усилия со стороны мам и пап по удержанию огромного мира на той дистанции, которая доступна для переживания малышом. Новый опыт подается методом «кормления с ложечки»— постепенно, после усвоения предыдущей порции.

Ограничения в свободном воспитании касаются не только режима дня. Во взрослом мире «моя свобода заканчивается там, где начинается чужая», иначе мы имеем дело с анархией. Приучение к тому, что уместно и нет в социуме, — это не «инсайт» взрослого, не момент просветления. Это трудоемкий непрерывный процесс научения ребенка «с младых ногтей», в результате которого половозрелая особь умеет проявлять себя и в то же время ограничивать себя в обществе так, чтобы не ущемлять интересов и свободы других людей.

Если бы все люди были этому обучены, не возникало бы необходимости «ставить на место» взрослого человека, воспитывать его.

Обучение чувству меры и такта, общению на границе контакта начинается с первых прикосновений малыша к другому человеку или домашнему питомцу. Последние — хорошие воспитатели, не отягощенные пиететом к детскому возрасту, — укусом и царапинами покажут, где заканчивается свобода ребенка.

Поведение детей в общественных местах, будь это даже детский клуб, всегда требует ограничений: сопоставления своих желаний (попеть во весь голос, потанцевать на столе, порисовать на стене) с местом и временем. Не ограничивать ребенка в общественных местах, как в собственном доме, где ребенку может быть позволено все, — это путь к прямому нарушению чужих границ впоследствии, вплоть до противоправных действий.

003

Французский фильм «Игрушка» с Пьером Ришаром — прекрасная иллюстрация вседозволенности и одновременно недостатка родительской любви и внимания.Чрезмерно занятые собой и своими делами родители позволяют ребенку заниматься чем угодно, лишь бы он не отвлекал их от собственной персоны и занятий. В связи с этим искаженная себе на пользу идея свободного воспитания замечательно маскирует и даже оправдывает родительскую несостоятельность.

Автор: психолог Анжела Демидова